Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

Лилия Янчурина. Самородок

Открыватель золотых россыпей заслужил лишь серебряную медаль

На месте его исторической находки, на территории обогатительной фабрики, установлен памятный знак. Его именем названа одна из улиц Советского микрорайона. Лев Иванович Брусницын, человек удивительной судьбы, талантливейший открыватель и изобретатель. Он умер ровно 150 лет назад, в январе 1857-го. В единственном некрологе, напечатанном в столице, есть строки: «Надеемся, что со временем имя Брусницына займет почетное место в истории нашей». При жизни он не увидел ни славы, ни почета, ни денег.

Дед и отец Льва Брусницына работали на золотых промыслах. Не удивительно, что уже в 11 лет он сам оказался на Ключевской золототолчейной фабрике. Мальчишке повезло: его взяли промывальщиком, а эта профессия оплачивалась неплохо и знания давала. Потихоньку освоил все взрослые операции – был толчейщиком, пробойщиком, рудоищиком. Каторжный труд не сломил молодого человека: в 23 года его назначали «состоять за присмотром рабочих людей». Эта должность стала бы вершиной карьеры Льва Ивановича, кабы не оказия.

В1811-м на Урал прибыл видный столичный чиновник Н. Шленев с поручением разведать уфалейское золото. Местное начальство рекомендовало в помощь в том числе Брусницына. Он оказался удачливым и за одно лето выявил несколько участков золоторудных жил! Через два года Шленев представил Льва Ивановича к награде.

Тот получил звание похштейгера второй статьи с окладом 54 рубля серебром в год.

Шла Отечественная война 1812 года, России требовалось много золота. Брусницына отправляют на Первопавловскую фабрику смотрителем по всему золотому производству. Здесь он навел порядок, но фабрике не хватало руды, поставляемой одноименным рудником. Брусницын стал искать ее запасы... в отвалах, что за полвека скопились в пойме Березовки, у впадения в Пышму. День за днем промывал отработанный песок в студеной воде, и вот однажды на лотке сверкнуло золото!

21 сентября 1814-го начали добывать уже россыпное золото. Весной следующего года на Березовских песках построили плотину и промывальню. За смену трижды снимали золотой урожай. Только за лето получили 10 процентов годовой добычи всех 30 рудников, стоящие на коренных жилах. Да и обошлось это более качественное золото в 10 раз дешевле.

Еще год спустя Лев Иванович с помощником обнаружили новые россыпи и заложили прииски Мельковский, Даниловский и Становской. Золотоносность долинных отложений Березовки, Пышмы и их притоков оказалась очевидной.

А в начале 20-х годов XIX века на Урале благодаря открытию Брусницына началась настоящая золотая лихорадка. Сам «колумб» успевал и эффективные размолочно-промывальные машины создавать, и новые способы промывки отвалов отрабатывать. Хотя за эти конструкции не получал никакой награды. Усовершенствованная техника и тысячи людских рук сделали свое дело: Россия стала ведущей золотодобывающей державой. Лев Иванович своим открытием доказал: россыпи – удел не только знойных стран, как считалось прежде. В 1845-м русское золото составило половину мировой добычи. Именно в этот год Брусницын ушел в отставку с... серебряной медалью для ношения на шее. «Пенсионер» переселился в Екатеринбург. Богатства он так и не нажил, потому бывшему горному мастеру пришлось просить казенные стипендии для своих сыновей. Умер незаметно для общества, могилу его историкам разыскать не удалось. Но почему-то кажется, что он был доволен своей судьбой: в последние годы жизни Брусницына прокатилась волна открытий россыпей по всему миру, в том числе богатейших калифорнийских и австралийских. Осваивать же их помогали ученики нашего замечательного земляка.

// Березовский рабочий. – 2007. – 7 июля. – С. 4