Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

Опенкина С. Самородков золотые россыпи

До сих пор некоторые горняки Березовского убеждены, что их предки сначала добывали золото из песков. А потом, когда они истощились – из руды. Но не так рассуждали люди 225 лет назад. Драгоценный металл искали только в горе, в камне, и даже если золотая россыпь попадала в руки, на нее не обращали внимания. Удивительно! Но давайте обратимся к фактам.

Есть ли золото в песках?

Вернемся к 1745 году, вспомним, в каком незавидном положении оказался Ерофей Марков: рудознатца обвинили в укрытии настоящего месторождения. Ему не верили не только потому, что «золотых знаков» там не оказалось, а еще и потому, что место показалось комиссии непохожим на золотоносное. В своем рапорте она указывала «положение оного места почти плоское, а не гористое и около оного прилегли вокруг болота...». А раз так, то и Горная канцелярия уверовала, что драгоценного металла здесь быть не может. Разведка золота временно прекращена, а для первооткрывателя наступили горькие дни.

«Золото искать только в горе» – таково было мнение горных специалистов того времени. Оно не изменилось и после того, когда на месте, указанном Е. Марковым, драгоценный металл все-таки нашли. Оправдание находили в том, что золото оказалось в камне, а то, что местность плоская, это мол, исключение.

Пошатнуть это мнение не смог даже выдающийся русский ученый М. В. Ломоносов. В 1761 году он написал в Сенат «доношение», в котором предлагал организовать поиск золотых россыпей главным образом по берегам рек «Уповательно, что в толиком множестве рек протекающих в разных местах России, сыщется песчаная золотая руда, которая будет служить признаком, что вверху той реки надлежит действительно быть золотой руде в жилах».

Это «доношение» пролежало в Сенате десятки лет под спудом, никто и не пытался проверить мудрые советы ученого. Позднее в Сенат поступали рапорта об обнаружении золотых россыпей, но на них не обращалось внимания. Например,в рапорте Березовской конторы за октябрь 1774 года указывалось, что при прокладке штольни обнаружены богатые золотоносные пески, которых собрали до 700 пудов. И вновь удивительное равнодушие ˜– из песков извлекли 73 золотника золота и... опыты прекратили.

Но время шло и уважение к старому мнению рушилось. Некоторые горные специалисты и мастеровые увлеклись идеей добычи золота из песков, стали гласно и негласно проводить опыты. Известно, что в Березовском такие опыты проводил горный офицер П. Ф. Ильман. Работать ему пришлось в трудных условиях. Начальник Екатеринбургских заводов И. Герман, отрицательно относившийся к новым идеям, в 1806 году запретил Ильману заниматься экспериментами, а пески «за убогостью содержания» оставить без употребления.

Ровно через 10 лет после начала опытов Ильмана в Березовском была обнаружена богатая золотая россыпь. Открыл ее сын мастерового Лев Иванович Брусницын.

Находка брусницына

В 1784 году в семье мастерового И. Брусницына родился мальчик, которого нарекли Левой, Рос он смышленым, охотно учился в начальной школе. Когда мальчику исполнилось 11 лет, его, как и многих сверстников, определили на работу. Из формулярного списка известно, что Л. Брусницын 3 января 1795 года поступил промывальщиком        на Екатеринбургские золотые прииски и вскоре в совершенстве усвоил приемы обработки золота.

Администрация приисков обратила внимание на грамотного, смышленого и усердного в работе юношу. В 1807 году Брусницына назначают нарядчиком рабочих при золотопромывальнях, годом позже он становится надсмотрщиком за работами по золоту. Имея общительный характер, молодой специалист подружился с опытными горняками. Он стал расспрашивать стариков не случалось ли им видеть или слышать, о золотоносных песках или самородках на уральской земле. Кто-то из них поведал Брусницыну, что был такой случай. Один из мастеровых рыл на лугу яму на козуль и нашел крупинки золота. Мастеровому не поверили, что нашел золоте не в горе, а в долине, подвергли телесному наказанию, но тот упорно стоял на своем.

Брусницын, выслушав рассказ, решил, что мастеровой был прав, «ведь золото по своей тяжести должно скатываться в долину». Он убедил начальство организовать разведку на том месте, но она не дала положительных результатов, так как шурфы больше закладывались у подошв гор, а не в долине.

В 1814 году похштейгера Л. И. Брусницына перевели на Березовский завод «за присмотром по всему золотому производству». Здесь он стал усиленно заниматься поисками золотоносных песков. Немало ему пришлось . вытерпеть насмешек, но Брусницын упорно шел к поставленной цели. Однажды в старых откидных песках Первопавловской рудотолчейной фабрики он нашел две крупинки золота, которые и цветом и формой отличались от добываемых из руды.

Откуда здесь могло взяться золою? С этим вопросом он обратился к старику Печорскому. Тот вспомнил, что место находки раньше было болотистым, так как здесь заканчивалась речка Березовка. Еще Печорский подсказал, что при прокладке штольни сюда вывозили землю. Брусницын сообразил: при переноске часть песка могла попасть в воду,. Установив точно место переноски, он берет пробы со дна речки. Что было дальше, узнаем из рассказа Льва Ивановича: «...Я беру из речки на пробу песку – и что же, какое счастье, во время накладки песку нахожу кусок золота в 81/2 золотников. Промыв одну тачку песка в 3 пуда, получаю золота 2 золотника. Вот была радостная для меня находка, с ней все сомнения вон…».

Месторождение, открытое в сентябре 1814 года, оказалось очень богатым, и здесь была начата добыча золота из песков.

За передовым опытом – в Россию

Величие Л. И. Брусницына заключается не только в том, что он сумел обнаружить россыпное золото в России, но и в том, что он именно первым стал применять новый метод извлечения драгоценного металла – промывание, первым применил на практике советы М. В. Ломоносова,

Заслугой Брусницына является и то, что он сразу же после открытия сумел организовать промышленную добычу золотой россыпи, сам конструировал промывочные станки, совершенствовал технологию извлечения золота из песков. Особенно оригинальной была созданная им промывочно- амальгамационная машина. Да и не только она, все изобретения Брусницына были самыми, экономными и простыми в эксплуатации. И далеко не случаен тот факт, что большинство новых машин и изобретений по добыче россыпного золота испытывались тогда на Березовских промыслах. Сюда за опытом приезжали представители казенных и частных заводов. Особенно часто направлял в Березовский завод своих людей предприимчивый Демидов, приезжали сюда учиться горняки из Египта, Венгрии и других стран.

В 1833 году Л. И. Брусницын был командирован на Гороблагодатные заводы «для показания лучших способов вымывки золота из песков». Местное начальство его работой осталось очень довольно, за усердие и отличное поведение ходатайствовало о приличной награде.

Весь 1838 год Брусницын пробыл в Сибири, где сумел организовать успешную добычу золота из россыпей, а в 1839 году был командирован на Невьянские заводы «для улучшения золотопроизводства». Сохранившиеся в архивах документы свидетельствуют, что Демидовы также остались очень довольны его помощью.

Как видно из этих фактов, открытие Брусницына послужило мощным толчком для развития золотой промышленности в стране. Золотая горячка охватила все районы, особенно Урал, Алтай, Сибирь. Драгоценный металл искали и находили в самых глухих местах, где потом вырастали новые центры золотопроизводства. В 1845 году Россия вышла на первое место в мире по добыче золота.

Березовское месторождение оказалось чрезвычайно богатой кладовой. Многие россыпи здесь были открыты мастеровыми Комаровым, Кобяковым и Шаньгиным. Уместно заметить, что в это время на Березовских промыслах работали одаренные изобретатели золотопромыдальных машин Брусницын, Кошкаров и Окладных. Благодаря их неустанному труду добыча золота из россыпей превзошла в несколько раз извлечение драгоценного металла из руд. Вот несколько цифр. За 107 лет работы Березовского завода добыто 11319,3 кг рудного золота или, примерно, по 105,7 кг в год. А за 47 лет (1814- 1861), из россыпей в казну поступило 18.951,7 кг золота, что в среднем составляет 403,2 кг в год.

А как же дальше сложилась судьба Л. И, Брусницына, который более 50 лет жизни отдал развитию золотодобывающей промышленности?

В благодарность за заслуги перед отечеством он получил лишь скромное звание оберштейгера и серебряную медаль для ношения на шее. Когда ему исполнился 61 год, ушел по болезни в отставку, переехал из Березовского завода в Екатеринбург и все о нем забыли. И это не удивительно – такова была судьба многих первооткрывателей и выдающихся людей в царской России. 15 января 1857 года Л. И. Брусницын скончался. Благодарные березовчане свято чтут память об этом замечательном человеке и учатся у него настойчивости, творческому горению в труде.

С. Опенкина, краевед.
// Березовский рабочий. – 1973. – 6 февраля