Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

Сонин Л. Россия спасла мировую денежную систему

Лев Михайлович Сонин, писатель
г. Екатеринбург

Об авторе

С 1953 года в профессии разведчика недр. 1953-1957 – обучение в техникуме по специальности геофизические методы поисков и разведки полезных ископаемых. После армии – обучение в Свердловском Горном институте, который окончил в 1970 году по специальности инженер-геофизик. Работал вплоть до 1991 года в системе Уральского Геологического Управления – от техника-геофизика до начальника партии комплексного прогноза. С 1994 года – член Союза Российских Писателей.

Лев Сонин известен в писательских и научных кругах, как автор, имеющий совершенно другое мнение относительно останков и места захоронения семьи царя Николая II: «Мои сомнения вызваны недостаточностью аргументации опознания останков царской семьи в Поросенковом Логу:

– Захоронение в Поросенковом логу, вскрытое Рябовым и Авдониным, было описано в так называемой записке Юровского, которая рядом ученых, в частности, доктором исторических наук Ю. Бурановым, в результате фундаментальных исследований была признана умелой фальсификацией.

– Экспертиза проведенных исследований, в частности генетической, вызывает немало обоснованных возражений специалистов с мировыми именами из Японии, США и др.

– Исследованы далеко не все факты происходившего с царской семьей, вскрытые еще колчаковскими юристами в процессе расследования событий того времени».

На страницах нашего журнала мы еще не раз встретимся с работами, версиями и мнениями екатеринбургского писателя Л.М.Сонина.

О золотых лихорадках XIX века

В начале XIX века Россия многим отметилась в мировой истории. В том числе и спасением мировой денежной системы. Об этом мало кто упоминает, но именно открытие на Урале богатых залежей россыпного золота в немалой степени удержало эту систему от краха.

В то время во всех ведущих странах мира был введен золотой стандарт, то есть этот металл был положен в основу их денежного обращения. До конца XVIII века банкноты – денежные обязательства банков и казначейств – без задержки можно было обменять на обозначенный в них эквивалент в золоте. Но случилось неожиданное. В феврале 1797 года в Англии, финансовой столице тогдашнего мира, разразилась паника и люди бросились менять свои банкноты на золото. С 27 февраля золотые запасы Английского банка уменьшались на 100 тысяч фунтов ежедневно. А кроме того, война с Францией сильно опустошила хранилища Английского банка – с семи миллионов фунтов стерлингов в конце 1794 года до двух в конце 1796-го. Паника оставляла банкноты без золотого обеспечения, и они могли стать просто клочками бумаги. Банк Англии прекратил обмен своих бумажных обязательств на золото, и это событие грозило обрушить основу тогдашнего денежного обращения.

Почему именно золотые россыпи Урала сыграли такую роль? Золото с древнейших времен в Европе, Азии, Африке и Америке добывалось как из коренных руд, так и из россыпных месторождений. Однако к XVIII веку разрабатываемые залежи золота Европы заметно истощились. По оценке известного специалиста Зетбера, среднегодовая добыча золота в Европе с 1741-го по 1760 год достигала 24,6 тонны, а затем неуклонно снижалась и с 1811-го по 1820 год составляла всего лишь 11,4 тонны. Поступление же золота из Южной Америки по разным причинам тоже резко упало. В результате золота катастрофически стало не хватать для обеспечения выпуска банкнот. Усугубляло ситуацию то, что именно в этот период в Западной Европе и Северной Америке совершался промышленный переворот, резко росло производство товаров для продажи, а потому увеличивалась потребность в деньгах.

Возникший острейший дефицит драгоценного металла и покрыли вскоре найденные залежи россыпного золота – просто и дешево добываемого. Выявление их мощными валами громких открытий прокатилось по всем частям света – Европе, Азии, Африке, Америке, Австралии. Первыми в этом ряду стали месторождения Урала. Поэтому именно отсюда следует вести отсчет знаменитым золотым лихорадкам XIX века. Так назвали по причине схожести с мировыми эпидемиями болезненный энтузиазм, когда многие тысячи людей мгновенно стекались к местам открытий. Надеясь на быстрое и легкое обогащение, зараженные вирусом наживы, очертя голову они сбегались на манок золотого тельца.

Уральская золотая лихорадка

Как уже было выше сказано, у истока бурных потрясений золотых лихорадок стоит открытие скромного штейгера Брусницына на Березовском рудном поле, что недалеко от Екатеринбурга. Его, тогда технического директора золотопромывальной фабрики, интересовала полнота извлечения драгоценного металла из руд после фабричной их обработки. Исследуя отвалы отработанной породы, Брусницын обнаружил крупинки золота, обликом не похожие на извлеченные из березовских кварцевых жил. Заинтересовавшись, Брусницын несколько месяцев вел расследования – откуда и как они попали в отвалы. Результат привел его к выводу – эти крупинки попали в отвал из золотой россыпи. И в 1814 году он нашел эту россыпь. Начав ее разработку, Брусницын доказал высокую рентабельность добычи россыпного металла. Каждый золотник из россыпи обходился в 2 рубля 27 копеек, в то время как извлеченный из коренных руд стоил более 10 рублей. В 1816 году на Березовских промыслах добыли уже 5 пудов 35 фунтов россыпного золота. И вскоре казенные уральские промыслы увлеклись разработкой россыпей. К 1823 году на екатеринбургских заводах на коренных месторождениях из 55 рудников действовало только шесть. В 1814-1823 годах коренного золота ежегодно добывали 14-18 пудов, а добыча россыпного к концу этого периода возросла до 105 пудов в год.

Открытие Брусницына в первую очередь всколыхнуло жителей горной столицы Урала – Екатеринбурга. В 1817 году на притоке Исети речке Мельковке горные инженеры Агте и Мундт открыли первую в черте города золотоносную россыпь. Вскоре оказалось, что большинство речек и ручейков, которые собирает Исеть, тоже несут драгоценный песок. И моментально в городе и его окрестностях – на притоках Исети Малаховке, Акулинке, Монастырке, Ольховке, Черной, Пышме – возникли свыше 80 приисков стихийных золотоискателей, на которых мыли золото около 2000 человек. За 6 лет здесь добыли 1344 килограммов золота. Это официально, украденное не в счет. Так что именно в Березовке и Екатеринбурге впервые после событий в испанских и португальских колониях в XVI-XVII веках было отмечено почти одномоментное скопление огромных масс золотоискателей на ограниченной территории.

Вскоре оказалось, что вся двухтысячеверстная территория Урала с самого севера до южных отрогов обильно золотоносна. В 1823 году на Урале действовало уже около 200 приисков россыпного золота. По докладу царю горного чиновника Соймонова, на Урале «...число рабочих людей по казенным и частным золотым промыслам ныне простирается до 11500 человек, а золота в течение года добудется, вероятно, до 100 или около того пудов», в то время как в 1814 году на Урале было добыто лишь 16 пудов рудного золота. Новое открытие сразу же отразилось на чеканке золотой монеты. Российские десяти- и пятирублевки чеканились в небольшом количестве с 1802 года, но вскоре их чеканка прекратилась, а манифестом 1810 года в России был введен серебряный стандарт денежного обращения. И только в 1817 году чеканка золотых пятирублевок в России возобновилась. Новости с Урала ободрили банкиров и экономистов в Европе. В 1821 году Банк Англии восстановил свободный обмен банкнот на золото. Так был и в Англии восстановлен золотой стандарт.

Сибирская золотая лихорадка

Уральские открытия поощрили энтузиастов на риск поиска золота восточнее Уральских гор – в труднодоступных районах Сибири. Ведь были свидетельства того, что золото добывалось там в древности, были и случайные современные находки. Да и много обещало название сибирского края – Алтай. Оно явно происходило от тюркского «алтан» – золотой. И действительно, вскоре после Урала богатое золото в россыпях было найдено на Алтае, в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке. Это была вторая волна открытий, часто спонтанных, которые вскоре стали называть золотой лихорадкой.

Открытие Егором Лесным алтайских россыпей

В 1828 году на Алтае ссыльнопоселенец Егор Лесной родом из деревни Шарташ близ Екатеринбурга набрел на россыпь золота в русле притока реки Кии. Узнавший об этом купец Попов нагрянул со своими работниками в эти места и в 1829 году раскопал богатейшую россыпь на речке Кундустуюль. Его прииск в 1829 году дал 1 пуд 20 фунтов золота. В 1835 году добыча купцов Поповых на устроенных ими приисках на притоках Кии выросла до 16 с лишним пудов золота. На их фарт мгновенно слетелись другие искатели удачи. Уже в 1829 году рядом с промыслами купцов Поповых в системе притоков реки Кии выросли прииски купцов Рязанова, Казанцева, Баландина.

Жар-птица фортуны зазывала купцов все глубже в Сибирь. С 1830-го по 1838 год ими открыто золото в Салаирском кряже, в Коктебинском, Красноярском, Минусинском, Ачинском, Канском и Нижнеудинском округах. Началась сибирская золотая лихорадка. В 40-е годы XIX века в Сибири работали только официально зарегистрированных несколько сотен поисковых партий. Каждая партия состояла примерно из десятка человек. На прииски мариинской тайги в 1834 году нанялось 5927 человек, из них 4863 были ссыльнопоселенцами. Удача сопутствовала искателям. Купец Машаров, к примеру, открыл прииск «Гавриловский», на котором с 1844-го по 1864 год было получено 770 пудов золота. Подобных приисков в енисейской тайге были сотни.

А искатели забирались все дальше, добирались до берегов Тихого океана. В бассейне реки Амур с 1860 года работали золотоискательские партии горного инженера Николая Аносова. И ими здесь были открыты россыпи золота с большими запасами.

Значительный приток сибирского золота (например, в 1846-1848 годах добывалось золота по 1687 пудов в год) вывел Россию в лидеры мировой золотодобычи XIX века.

Калифорнийская золотая лихорадка

В этот период внимание мировых знатоков к русскому золоту привлек великий немецкий ученый А.Гумбольдт. Он в 1829 году посетил Березовское, другие месторождения золота России и позднее опубликовал специальную работу о тенденциях мировой золотодобычи. Открытие золотых россыпей на Урале и в Сибири заставило и других известных зарубежных геологов искать сходство геологической, геоморфологической обстановки в различных странах с обстановкой в Урало-Сибирских золотых зонах. Они их нашли в Калифорнии, Австралии, Египте, других местах планеты.

«Снежная цепь гор Калифорнии в ее минералогическом строении совершенно сходна с горными породами Сибири», – писал английский геолог Р.Мучисон.

Что вскоре и подтвердилось. В 1848 году было найдено золото в Калифорнии. Знаменитая калифорнийская золотая лихорадка началась с находки плотника Джеймса Маршалла небольших золотых самородков на мельнице Джона Саттера, близ слияния рек Америкэн и Сакраменто. К весне половина жителей Калифорнии покинула фермы, дома и бросилась искать золото. В 1859 году на приисках Калифорнии работали 10000 человек.

Австралийская золотая лихорадка

Не улеглись еще страсти вокруг калифорнийского золота, а мир уже охватила новая золотая лихорадка – на этот раз на другом малоизученном континенте, в Австралии. Золото здесь впервые обнаружили еще в 1823 году, но тамошние власти препятствовали распространению этой информации, опасаясь наплыва сомнительной публики в этот и без того перенасыщенный каторжниками край. Все изменилось в 1851 году. Тогда домой вернулся из Калифорнии Эдвард Харгривс. Там ему не повезло. Но обретенный опыт заставил присматриваться к долинам речек. И не напрасно – он нашел золотоносную россыпь на реке Маккуори возле городка Батерст в 200 км к западу от Сиднея.

Это событие ознаменовало начало австралийской золотой лихорадки. Открытия нарастали лавинообразно: в том же году кузнец из штата Виктория (юго-восточная оконечность Австралии) обнаружил невиданную по богатству россыпь, которая оказалась лишь небольшой частью огромных месторождений Балларат и Бендиго. В Австралию стали стекаться золотоискатели со всего мира. Среди них были опытные горные инженеры и геологи. В отличие от первых старателей, копавшихся в россыпях, они обратили внимание на скалистые гряды – «рифы». Выяснилось, что это останцы, сложенные кварцевыми жилами и сказочно богатые золотом. Прямо у поверхности из них выламывали самородки огромного размера. Результатом открытия золота в Калифорнии и Австралии, а также роста добычи в России и в некоторых других районах земного шара явилось резкое изменение всей мировой ситуации с желтым металлом. Во второй половине XIX века было добыто 11 тысяч тонн золота – в 8 раз больше, чем в первой его половине, и вдвое больше, чем за всю эпоху после открытия Америки.

Канадско-аляскинская золотая лихорадка. Клондайк.

В начале второй половины XIX века наметилось истощение россыпей Калифорнии, и были начаты поиски золота в северных районах Американского континента. Продвигаясь на север, золотоискатели добрались до Канады. В 1858 году были открыты россыпные месторождения в Британской Колумбии на реке Фрейзер, а несколько позже – в районах Карибу. В 1865 году из этих россыпей было добыто почти 6 тонн золота. По мере их истощения стал иссякать и поток золота из Британской Колумбии.

Второе дыхание добыче золота на севере Американского континента придало открытие в 1896-1897 годах россыпей в русле речки Клондайк, притоке реки Юкон. За сравнительно короткий срок из россыпей Клондайка добыли 150 тонн золота, на некогда диком месте возник город Даусон, столь часто упоминаемый в северных рассказах Джека Лондона.

В 1896 году тысячи старателей устремились на Аляску, и к этому году относят начало аляскинской золотой лихорадки. На самом деле золото на Аляске добывалось с 1880 года, когда Джорж Пилз, занимавшийся доставкой продуктов, и двое его приятелей, Джозеф Жюно и Ричард Харрис, на границе с Канадой нашли золотоносный ручей – и уже вскоре в этот район нахлынули желающие попытать свое счастье. На месте разработок быстро вырос горняцкий город. Его позднее назвали по имени одного из первооткрывателей здесь золотых залежей Джозефа Жюно.

Но настоящим спусковым крючком аляскинской золотой лихорадки следует считать находки золота горного подполковника Николая Дорошина – уральца, ученика первооткрывателя российского россыпного золота Льва Брусницына. Горное ведомство России командировало его еще на Калифорнийские промыслы. В 1864 году Дорошин нашел золотые россыпи на полуострове Кент в южной части Аляски.

Южно-Африканская золотая лихорадка

С конца XIX века судьбы золотодобывающей промышленности мира неразрывно связаны с Южной Африкой.

«Здесь под землей не камень с вкраплениями золота. Здесь золото, в которое вкраплен камень». В 1885 году Эдвин Брей не скрывал восторга: ему выпало счастье наткнуться в горах у Трансвааля на богатейшую жилу, получившую название «Шеба». В этих местах вскоре вырос город Барбертон, в окрестностях которого и по сей день добывают желтый металл.

В районе Витватерсранда в 1886 году старатель-одиночка из Австралии Джордж Харрисон открыл самое богатое в истории Южной Африки золотое месторождение. В 1886 году в Южной Африке было добыто менее тонны золота, а в 1898 году 117 тонн. В первом десятилетии XX века Южная Африка заняла первое место в мире по добыче золота.

В 2007 году в мире добыли 2380 тонн золота, а в 2008-м – 2330 тонн. Лидерами добычи стали: Китай (добыл в 2007 году 275 тонн, в 2008 году – 295 тонн), ЮАР (252/250), США (238/230), Австралия (246/225), Перу (170/175), Россия (157/165), Канада (101/100), Индонезия (118/90), Узбекистан (85/85), Гана (84/84), Папуа-Новая Гвинея (65/65), Чили (42/42), Мексика (39/41), Бразилия (40/40).

Постскриптум

Можно услышать, мол, уральские открытия Брусницына вторичны. Что россыпное золото давно известно. В Испании, Франции, Болгарии, Румынии, Венгрии такие залежи разрабатывались сотни лет. Грек Страбон (64/63 годы до н.э. – 23/24 н.э.) описал добычу золота из россыпей Испании и Ирана. Римлянин Плиний Старший (23/24-79 годы н.э.) оценивал получение золота из испанских россыпей в 6 тонн в год. Еще в начале XIX века здесь же, на Березовском месторождении его, пытались добывать как «песошное золото».

Но!

Во-первых. Тогда на Березовском руднике оно извлекалось так, что стоило намного дороже рудного. И опыты поэтому были прекращены. Заслуга же Брусницына не только в том, что он нашел первую на Урале богатую россыпь, но и предложил способ ее разработки, впятеро более экономичный, чем разработка коренных руд.

Во-вторых. Жизнь золотых россыпей, как правило, недолговечна. Максимум несколько лет – и она истощена. Уже в восемнадцатом веке их в Европе практически не разрабатывали. Так что Брусницын восстановил давно утраченное знание. Что тоже очень дорогого стоит.

В-третьих. Брусницын создал свою школу золотоискателей. Он учил рудознатцев поиску и разработке золотоносных россыпей сначала по всему Уралу, а затем и в Сибири. У него были оригинальные разработки золотопромывальных устройств, например, очень удобный в работе «вашгерд Брусницына».

15 января 2007 года исполнилось 150 лет со дня смерти «возбудителя» мировых золотых лихорадок русского золотоискателя Льва Ивановича Брусницына. В год кончины о нем было напечатано только одно газетное сообщение – в «Санкт-Петербургских ведомостях». Автор писал: «Кто-то из почитателей его заслуг сказал однажды чрезвычайно наивно «Льву Ивановичу, по всей справедливости, следовало получить чин коллежского регистратора, но он не искал этого». Мы же думаем, что он сошел в могилу, если не коллежским регистратором, зато истинным благодетелем тех, которые разумно воспользовались его открытием, и надеемся, что со временем имя Брусницына займет почетное место в истории нашей промышленности и капиталы, возрождения которых он был виновником, дадут процент на сооружение памятника русским открывателям золота».

Заслуги Брусницына ныне общепризнанны. А вот до памятника этому «истинному благодетелю человечества» даже на его родине дело до сих пор не дошло...

***

Редакция журнала «Берг-привилегии» обращается ко всем старателям России!

Пришло время вспомнить о словах, которые были сказаны 153 года назад: «…капиталы, возрождения которых он был виновником – дадут процент на сооружение памятника русским открывателям золота». Если все старатели России окажут посильный вклад в реализацию мечты Березовского турагентства Aurum, то она превратится в славную реальность всех! Мы считаем -дело чести старателей оставить свой след в истории, совместно создав Международный парк-музей ЗОЛОТА под открытым небом, в котором будет установлен памятник Л.И.Брусницыну – Колумбу золотых россыпей России. Чем не старательская национальная идея?! Это дело всеобщее, всенародное, всестарательское.

Берг-привилегии. – 2010. - № 2 (6). – С. 130-138