Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

Янчурина Л. «Души изменчивой приметы переносить на полотно»

Худородный крестьянин

Бревна, подчиняясь прихотям реки, то мчались наперегонки, то сшибались друг с другом, словно рогатые олени, то плыли мирно, покачиваясь круглыми боками на волнах. Молодой багрильщик из последних сил старался направить их в нужное русло, но сварливая река не собиралась так легко и просто отдать свою добычу человеку, шумно загоняя лесину в загон…

– Это не моя картина, но тот паренек – будто я, 13-летний пацан, подталкивающий багром древесину на лесотаску. – Григорий Андреевич Нечеухин, открыв красочный альбом, показывает картину неизвестного советского художника «На рейде лесокомбината». – Ход сплава был всегда непрерывный, раз не удержался на ногах, да и рухнул в ледяную воду вместе с багром.

В Тавду Нечеухины перебрались из деревни, что в Курганской области, в 1942 году не по доброй воле: отец семейства погиб в начале войны, оставив жену с двумя сыновьями-подростками на произвол судьбы. Они всегда жили бедно. «Мы были из худородных крестьян, даже при Советской власти практически полукрепостными», – уносится мыслями в прошлое Григорий Андреевич.

Продали кормилицу-корову и подались к отцовской сестре на север Урала, где была работа на лесокомбинате. На сплаве Грише платили копейки, чуть больше стал получать в цехе комбината, колотя ящики под снаряды для «Катюш». Когда в 1944-м на лесоповале появились плененные под Сталинградом немцы, стало понятно: Победа близка. После семилетки Григорий Нечеухин доучивался в вечерней школе, терзаясь мыслями о будущей профессии. Головой понимал: надо получить конкретную специальность, чтобы помочь матери, а потом содержать и собственную семью. Но душа мечтала о красках и мольберте: сомнения посеяла деревенская учительница, что в четвертом классе похвалила его карандашный рисунок – цветок в горшке. Когда по окончании семи классов его награждали за успехи в учебе, то выделили способности по рисованию и наградили за них ситцем на рубашку. В библиотеке паренька нельзя было оторвать от книг с репродукциями. А увидев однажды, как зэк с поселения, коих в Тавде было немало, рисовал другого зэка, Гришка обомлел: так это было похоже на «оригинал». Узнав из объявления о приеме в Свердловское художественно-ремесленное училище № 42, явился к соседке и попросил взаймы три рубля, не сказав для чего деньги берет. Бежал из дома, ни с кем не попрощавшись: боялся, что родные не поймут и не отпустят. Ехал  Нечеухин навстречу мечте под вагонной лавкой.

Спасибо товарищу Сталину

Приняли Григория учиться на камнереза. Дело вроде интересное, но через год понял: не в ту дверь зашел – ему бы вместо станка – полотно, вместо камня – кисть. Рисовал всех подряд – учителей, сокурсников, прохожих. А после того, как в 1949 году по заказу райкома КПСС изобразил товарища Сталина к первомайской демонстрации на площади ВИЗа, директор училища получил «сверху» письмо с требованием отчислись Нечеухина …в художественное училище! Сегодня это знаменитое училище имени Шадра.

Как жил и учился тогда деревенский парень без чьей-либо помощи и поддержки, трудно представить. Однажды он вовсе чуть не расстался с трудом найденным счастьем: пришла повестка из военкомата. Явился к военкому с отчаянием в глазах:

– Понимаете, я первый из нашего роду, кто получает образование. Дайте окончить училище, а там хоть на Сахалин отправляйте!

До Сахалина дело не дошло: всю жизнь прожил в Свердловске. Правда, после пятого курса предложили Григорию Андреевичу поступать в Ленинградскую художественную академию. Все это было заманчиво, но он уже устал от безденежья:

– В войну голодал, пока учился, голодал. Подумал: если есть природный талант, то его можно развить и без академии.

Нечеухина взяли на преподавательскую работу в родное училище. Наконец, приоделся, а вот откормиться быстро не получилось, как был худым, таким и остался по жизни. На автопортрете, датированном 1953 годом, – красавец в видной рубахе, и никто не догадается, что носил он ее всю студенческую пятилетку. И все же нашего героя глодала мысль не только о материальной неустроенности:

– Большинство окружавших меня художников были из образованных семей с прочными культурными корнями. Мне этого всегда не хватало. Такой багаж не получишь вместе с дипломом.

Чтобы стать на ноги, начал рисовать по заказу портреты всех, кто позировал. Из потока полотен, словно те бревна из сплава, вылавливал для выставок стоящие произведения. И хотя наш собеседник сокрушается по поводу происхождения и своей малограмотной семьи, но мне кажется, именно генеалогия помогла создать ему ряд замечательных портретов. Вот посмотрите на Николая Черных, Героя социалистического труда, вальцовщика мартеновского цеха, которого Нечеухин взялся нарисовать для вставки «Урал социалистический». Проще всего было изобразить передовика производство на его рабочем месте – у стана, в блеске огня, на фоне металла, вытирающим со лба тяжелые капли пота. А перед нами – баской кудрявый уральский мужик – не хуже голливудских киноактеров, сидящий на стуле в накинутом на плечи пиджаке. И звезда Героя на лацкане выглядит не вычурно, а вызывает уважение даже у сегодняшнего молодого поколения, не понимающего, что такое социалистический труд.

Прибывший на открытие выставки тогдашний президент Академии художеств СССР Б. Иогансон надолго остановился у портрета Чернова, а потом потребовал:

–А ну-ка, позовите автора!

Оглядев растерявшегося Нечеухина, одобрительно отметил:

– Молодец, руки хорошо написал. Самый трудный жанр – портрет, а в нем сложнее всего даются руки.

Кто разведчика выкрал?

В 1967 году уральского портретиста приняли в Союз художников Советского Союза. За его плечами уже были десятки работ – и простых птичниц, и народных артистов. Эскизы к портрету Штоколова Григорий Андреевич начал писать в 1994 году. Дружить и работать с оперной знаменитостью было непросто: натура у Бориса Тимофеевича была деспотичной, недаром его жена, Наталья Петровна, человек талантливейший, всегда находилась не просто в тени певца, а чувствовали себя рядом с ним беззащитной мышкой. Но на холсте могутной Штоколов в театральном костюме вышел милым и почти родным.

Герои картин Нечеухина - люди знаменитые и безвестные
Герои картин Нечеухина - люди знаменитые и безвестные

Задумчив и строг на картине Нечеухина высоколобый Василий Белов: судьба подарила художнику встречу с талантливейшим писателем нашей эпохи. Кажется, он присел на лавку, чтобы обдумать то ли прожитую жизнь, то ли сюжет нового произведения. И руки у прозаика не интеллигентные, а под стать рукам большинству его деревенских героев – большие, мужские, натруженные. Иконописный сюжет над головой говорит о духовных основах творчества Белова. Думается, портрет понравился писателю, недаром он перед самой смертью просил свою супругу, Ольгу Сергеевну, передать привет Григорию Нечеухину.

Известнейший уральский ювелир Л. Устьянцев, врач И. Балабанова, актриса Н. Прокопьева – эти яркие работы запоминаются не только потому, что на них изображены люди нестандартные, харизматичные, но и потому, что созданы рукой опытного, маститого художника. В мастерскую Григория Андреевича, что на Ленина, 48, приходят самые разные люди. Однажды из ее дверей вышел в коридор бравый обер-лейтенант немецкого вермахта в форме и с пистолетом и, не обращая внимания на впавших в ступор работающих в офисах людей, отравился покурить на площадку. Народ на всякий случай закрылся в комнатах. А это Нечеухин, создавая портрет Героя Советского Союза Николая Кузнецова, пригласил на сеанс арийской внешности актера Свердловской киностудии, где в 1967 году снимался фильм «Сильные духом» о легендарном разведчике и в запасниках которой сохранился его киношный гардероб. Кузнецов в образе фашистского офицера вышел на славу, был куплен музеем Красноуфимска, а потом украден из него. Остается лишь догадываться, какими поклонниками…

Осень жизни, как и осень года...
Осень жизни, как и осень года...

Судьбы многих картин их создателю неизвестны. Где сегодня обитают токари, работники мелькомбината, птичницы, написанные по заказу профкомов и парткомов? Верится, что не пропали в новейшей нашей истории: они ведь сами – история в лицах. А есть работы, которые он создал по заказу собственного сердца и оставил дома и в мастерской. Это пейзажи и портреты жены и дочери. Суженую, Лиду, или как он называет ее – Лидицу, сначала мы видим смазливенькой фантазийной девушкой, а потом румяной, пышнотелой земной женщиной, тылом мужчины. И рядом с женой – похожая на мать юная, симпатичная дочь Елена, которая стала дизайнером и работает сейчас в Березовском.

Пейзажи в шумном центре Екатеринбурга – словно оазисы в пустыне. В них чувствуется вольный ветер, налегке гуляющий меж туч, с холста веет прохладой и свежим воздухом, слышен отзвук тихого эха, шорох листьев. А последний луч солнца, запечатленный в одном из подмосковных натур, заставляет зрителя взгрустнуть, остановившись в бурлящем водовороте буден.

Подарил Брусницыну …руки

Самого Нечеухина из настоящего в прошлое заставил вернуться заказ березовчанина, предпринимателя Валерия Лобанова. Предложение его было удивительным: нарисовать портрет Брусницына.

– Я знал о Ерофее Маркове, фамилию же Брусницына только слышал, поэтому пришлось начинать работу с изучения книг по золотодобыче, – делится Григорий Андреевич. – Впервые я получил такой необычный заказ: в данном случае не просто отсутствовал герой, не оказалось мало-мальского его изображения: в истории не осталось прижизненного портрета и фотографии Льва Ивановича. Кроме того, что, исходя из строения черепа, это будет герой славянской наружности, никаких зацепок у меня не было.

Мы знаем долгий путь открытия: сначала эксгумация могилы первооткрывателя россыпного золота, потом создание по черепу бюста, рисунка. Но всем, кто  был так или иначе связан с этой историей, очень хотелось увидеть лицо нашего гениального земляка.

– Лев Иванович изумил меня своим бескорыстием, тем тихим благородством, которым он прожил свою жизнь, – рассказывает художник. – Мне захотелось создать тип человека начала 19 века, который служил честно России. Внешнее сходство было второстепенной задачей.

Нечеухин нарисовал кипу эскизов, последнее слово было за Валерием Анатольевичем. После согласования размера холста, Григорий Андреевич представил на нем рисунок из угля – своеобразный фундамент будущего портрета. Сложнее всего, как всегда, было с руками. Долго выискивал «подходящие» у знакомых и незнакомых людей, наконец, в сквере нашел у скучающего мужичка «те самые нужные» руки, тот согласившегося подработать. На сеансы натурщик приходил загодя и сидел тихо, не мешая творцу, который порой рассказывал о своем герое. Одеть Брусницына оказалось тоже нелегким делом: пришлось перелопатить горы книг о той эпохе, просмотреть кипы фотографий. В итоге Лев Иванович оказался в рубахе с широкими рукавами и без застежек.

Таким увидел художник Льва Брусницына
Таким увидел художник Льва Брусницына

– Была идея с косовороткой, но Брусницын – не крестьянин, а мастеровой. Мундир я тоже отмел: он больше подходит для чиновника, а Брусницын – искатель богатств, первооткрыватель. В глазах его грусть: жизнь не особенно баловала его, и он одинок в своих поисках. Видите символические три перста? Брусницын был верующим и на новую работу шел с именем Бога.

Лев Иванович изображен на фоне берез, речки, силуэтов домов родного поселения. Хотел Нечеухин и тачку поместить, но законы композиции не позволили.

– Пейзаж – это фон, – поясняет портретист,– упрешься в детали – потеряешь главное.

Над Брусницыным он работал почти год. Сегодня портрет подарен В. Лобановым руднику, с картины сделаны несколько копий, одну из которых Валерий Анатольевич подарил Ольге Толмачевой, пра-пра-правнучке Брусницына, живущей в Санкт-Петербурге. С Нечеухиным руководитель турфирмы «Аurum» Лобанов прощаться не собирается: у него есть идея водить экскурсии березовких школьников в настоящую мастерскую именитого портретиста. 

А 84-летний Григорий Нечеухин, участник многих художественных выставок, номинант премии губернатора в области литературы и искусства 2003 года, по-прежнему творит. Постороннему человеку в мастерской не совсем уютно: пахнет красками, красивые пейзажи соседствуют с небрежно разбросанными и запыленными вещами, многие из которых сохранились из далекой юности хозяина. Но тут рождается чудо – новая картина мастера, в которую он вложит свою душу, наполняет жизнью и светом.

– Художник на пенсию не уходит, он работает до тех пор, пока рука держит кисть.

// Березовский рабочий. – 2013. – 13 ноября. – С. 16-17