Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

Лебедев М. Из забвения – в город великого открытия

Станет ли церковная стена Успенского храма оберегом для праха Льва Ивановича Брусницына?

Ольга Толмачева с портретом родственника
Ольга Толмачева с портретом родственника

Лев Иванович Брусницын, первооткрыватель россыпного золота России, спустя более чем через двести лет все более уверенно возвращается к нам сегодняшним из забвения. Для многих из нас просто из небытия. Отрадно, что на этом пути становится все больше новых вех. Так, вслед за выходом книги Д.Криушова «Знаки солнца» выпущена брошюра Т.Бортниковой «Первооткрыватель по Промыслу Божию». Эти издания вызвали интерес у читателей, особенно краеведов и тех, кто интересуется историей золотодобычи. Своих почитателей презентации книг собрали в Березовском и Екатеринбурге.

Но все-таки почему этот путь так труден, тернист и непрост? Может от того, что Лев Иванович был из тех, кто относится к категории «маленького человека», занятого повседневной работой, ежедневным служением своему делу?

В майские дни в Москве, в Российском университете дружбы народов (РУДН), состоялась Всероссийская научно-теоретическая конференция «Личность в политических, экономических и культурных процессах российской истории». Обсуждалась как роль выдающихся личностей, так и «маленьких людей» с их индивидуальностью и типичностью. Л.И.Брусницыну посвятил свое выступление «Маленькие люди в больших исторических процессах» доктор исторических наук зав. кафедрой истории науки и техники УрФУ профессор В.В.Запарий. История берёзовского золота, золотодобычи на Урале находится в русле интересов ученого.

– На примере Льва Ивановича Брусницына, - рассказал профессор В.В.Запарий, - мы видим, какую роль простой уральский техник сыграл в экономической истории своего края, России, да и всего мира. Однако отсутствие информации о великом нашем земляке, о его деятельности, с точки зрения потомков, недопустимо. Нет музея и памятника, посвященного этой грандиозной личности. Если брать широко, то можно сказать, что это негативно влияет на имидж России, снижает нашу мировую конкурентоспособность.

«Маленький человек», рутинная повседневность. Именно при таких условиях произошла встреча накопленного еще грубен-юнгой рудоищицкого опыта и его величества случая, доставившего в промывальный ковш россыпные золотины. А сойдясь вместе, все это и выбило искру открытия. Подчеркиваю, открытия, а не находки.

Немало исследователей и моих коллег-журналистов бессчетное число раз описали, как все это произошло. Сделать это легко, поскольку Лев Иванович сам собственноручно описал это событие. Вот в этом описании-то и кроются все составляющие сделанного им открытия.

Готов спорить с теми, кто утверждает, что Брусницыну щедро платили за его труд. Во-первых, известно, что в ходатайстве его непосредственного начальства к вышестоящим назначить Льву Ивановичу более высокое жалование было отказано. Почему? Будете смеяться, это было сочтено неудобным. Так и было отписано, что «прибавка жалованья Брусницыну свыше штатов неудобна». Прямо как у Александра Сергеевича... Грибоедова: «Беда что будет говорить княгиня Марья Алексевна!» Удобно было вывести Россию на первое место в мире по добыче золота. Удобно было способствовать тому, чтобы Россия 30 лет удерживала это мировое первенство. Неудобно было заплатить достойно автору золотой независимости России.

Ну что ж. О деньгах, так о деньгах. На презентации в Центральной городской библиотеке книги Т.А.Бортниковой президент фонда «Мир золота» В.А.Лобанов рассказал, что в свое время березовчанин Виктор Иванович Максимов, по личному обращению которого к губернатору Свердловской области были выделены средства на реконструкцию музея золота в Березовском, первый внес тысячу рублей в фонд сооружения памятника Л.И.Брусницыну. Купюра ветерана, для которого она была явно не лишней, лежит в сейфе, ждет своего часа. Виктор Иванович ушел из жизни летом 2012 года. Его взнос на памятник великому земляку поистине бесценен.

В распоряжении «Другой газеты» находится копия письма пра-пра-правнучки Л.И.Брусницына Ольги Александровны Толмачевой, адресованного заместителю председателя БГО М.Д.Дорохиной. С согласия Маргариты Дмитриевны и после долгого телефонного разговора с Ольгой Александровной мы упоминаем некоторые фрагменты этого письма.

– Прочла я все статьи о берёзовской летней дискуссии по поводу перезахоронения и создания памятника Л.И.Брусницыну, - пишет О.А.Толмачева. - Вполне разделяю не только поддержку, но и сомнения уважаемых участников - надо ли тревожить прах? Но! Прах уже потревожен. Ведь было решение таким образом воссоздать портрет Льва Ивановича. Воссоздали. А сейчас самое главное - поскорее достойно упокоить его прах. Я нисколько не сомневаюсь, что Лев Иванович не принесет беды городу, в котором трудился и сделал главное открытие своей жизни. Мы знаем много примеров, когда прах именитых людей переносили в родные места, воздавая им должный почет и уважение.

Тут вполне можно прислушаться к словам поэта Георгия Шорикова о том, что Лев Иванович являл собой пример бескорыстия и подвижничества, и могила его у церкви, и памятник могут стать оберегом городу. (...) Прав игумен отец Владимир (Туманский), что захоронение следует осуществить в прежних христианских традициях - плиту и крест, а памятник установить в культурном центре. Я полностью присоединяюсь к его предложению.

А что мы, горожане? Какая на нас ответственность? Нет, не за принятие решения. Ольга Александровна, на мой взгляд, подвела черту под спорами и рассуждениями о праве, необходимости и целесообразности переноса останков Льва Ивановича Брусницына в Берёзовский. Она взяла на себя эту нелегкую ношу принятия решения, открыв путь Льву Ивановичу к новому месту упокоения.

Это решение далось нелегко. Как она рассказала, специально ходила на петербургские кладбища, смотрела, как расположены захоронения у церкви, думала и размышляла.

Теперь свое слово должны сказать не энтузиасты-общественники, а город в лице своей власти и тех, кто обладает реальными ресурсами. Потому что перенос останков такого человека, это и соответствующий церемониал, и соблюдение канонов и правил перезахоронения. Безусловно, у большого количества людей может появиться желание проводить к месту нового упокоения первооткрывателя россыпного золота в России. Это не только могут быть горожане, но и гости из других городов, а может быть и стран.

Мы, горожане, должны стать не только свидетелями этого события, но и хранителями памяти уже о возрождении имени Брусницына, мы будем ответственны за то, чтобы память о Брусницыне сохранялась и в наши времена и на будущее. Чтобы она жила и в последующих поколениях. Чтобы место захоронения великого человека сохранялось достойно. Чтобы каждый мог поклониться его праху. Чтобы тень забвения не коснулась его возрожденного имени. Ведь очевидно, что сделав свое открытие, он как бы вдохнул новую жизнь, дал новый импульс развитию Берёзовского, я уж не говорю про всю золотодобывающую отрасль того времени.

Церковная стена, у которой предполагается произвести захоронение - хороший оберег для останков Льва Ивановича Брусницына. Но ведь и место его упокоения будет своеобразным оберегом для города.

Наступило время принимать решение. Ждем...

Михаил Лебедев
// Другая газета. – 2013. – 29 мая №20 (97). – С.6