Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

А. А. Локерман Лев Иванович Брусницын. 1784-1857

Легенды и быль

Рассказ о том, что предшествовало открытию Брусницына, придется начать с далеких времен.

В недрах нашей страны представлена буквально вся таблица химических элементов Менделеева и их природных соединений: твердых, жидких, газообразных. Обусловлено это в первую очередь тем, что, занимая 1/6 часть суши, она как бы моделирует ее, отображая все этапы истории планеты, все структуры - платформенные н геосинклинальные, все формации горных пород - осадочных, магматических и метаморфических.

«Солоные колодязи» упоминаются уже в самых древних летописях. Обнаружив источники, выходящие на поверхность, человек постепенно перешел к использованию рассолов, залегающих на глубине. Для этой цели уже в X I-XII вв. применяли бурение - сохранились покрытые солью деревянные трубы.

Про раскопках славянских поселений V-IX вв. под руинами хижин из «дикого камня» найдены остатки плавильных печей, шлаки и железные изделия, выплавленные из болотного ила, - его рыжий (рудой) цвет определил и само название «руда». Следы плавки железа встречены во многих местах, особенно на северо-западе страны, в краю болот, на Тихвинской, Новгородской, Карголольской землях, почти до Белого моря. Начиная с XII в. в Киевской Руси, а затем в Новгороде и среднерусской полосе (Калуга, Кашира, Тула, Серпухов) уже добывали не только болотные илы, но и бурые железняки, сидериты, залегающие пластами среди других осадочных пород.

Памятники русского зодчества свидетельствуют, что «дикий камень» недолго был главным строительным материалом, с X в. уже изготовляли плиты из известняка, песчаника и даже гранита и других скальных пород. Использовали шифер, гипс, опоку. Минеральные краски - марганцово-железистые охры, цветные глины, мел, зеленый глауконит и др. - обусловили самобытность русских фресок и роспись стен. В конце XV в. выявили убогие медные руды в Предуралье, а несколько позже и в Карелии. Перечисленным, по существу, ограничивается все, что известно об исследовании недр в I тысячелетии н. э.

В 1584 г. было создано первое в России управление по поискам и разработке недр - Приказ каменных дел. В нем уже были штатные рудоищики и мерщики (геологи и маркшейдеры по современной терминологии), и не только «домашние», но и «заграничные». Еще в 1488г. Иван III их приглашал из Немецкой и Венгерской земель, а позднее из Англии, Швеции и других стран, «...которые руду знают, золотую и серебряную».

Нужда в полезных ископаемых была так велика, что повсюду строжайше было приказано: о любой находке диковинных камней или просто о «сумнительных» местах немедля подавать «извет» воеводе, а тому на основе «распросной речи» и проверки на месте составить «скаску» и срочно отправить в Москву вместе с образцами «для опыту».

Несмотря на все эти меры, список полезных ископаемых пополнялся медленно. В Карелии, возле Кеми и Пулонги, обнаружили богатые залежи минерала, который назвали слюдой (по сходству со «слудом» - так именовали тонкий слой льда). Без слюдяных окон невозможно представить облик Московской Руси XVI в. И в Европе «московитское стекло» - мусковит (Муска - по-итальянски Москва) - получило широкое распространение, став одним из первых продуктов русского экспорта.

В начале XVIII в. в Поволжье нашли крупные залежи серы, что было очень важно для изготовления «огневого зелья». А металлами страна по-прежнему была бедна. Их приходилось покупать, терпя великие убытки. Серебряные и золотые монеты изготовляли, перечеканивая иноземные, а попытка заменить «драгие» металлы привела к печально известному медному бунту.

После того как Урал и Сибирь стали частью России, положение изменилось. Замечательные успехи в горном деле были достигнуты при Петре I благодаря объявленной им «горной свободе» и другим энергичным мерам. На всех землях, как на собственных, так и на чужих, каждому, какого бы чина и достоинства он ни был, разрешалось искать и добывать любые полезные ископаемые. В 1700 г. был создан Рудный приказ, позднее переименованный в берг-коллегию. В него принимали «русских людей, в рудных делах упражнявшихся, для употребления каждого, смотря по способностям, к настоящему делу». По всей стране приказано было собирать «отменные против простой земли камни» по два пуда каждого, а берг-инспектору «обще со своими сочленами, рассматривая оные, тщательно стараться обращать их в пользу». Наиболее способных рудоискателей посылали на обучение в Саксонию целыми группами. Средств не жалели и на приглашение иноземных специалистов.

При Петре I месторождений железа, меди, свинца, серебра и других важных ископаемых было открыто, пожалуй, больше, чем за всю предшествующую историю страны. Только золото составляло исключение, хотя искали его, как никогда, энергично. Царь сулил великие милости тому, кто найдет, и страшные кары тому, кто утаит. Надежду на успех особенно подогревали раскопки «бугров» - древних, условно называемых скифскими, могил в Западной Сибири, на Урале н Алтае. Своеобразный «звериный» стиль обнаруженных там изделий, а главное щедрость, с какой расходовалось золото на украшения, убеждали в том, что оно «домашнее», не покупное и, следовательно, залегает где-то поблизости. Посланцы Петра I находили остатки плавильных печей, «копаных ям» и даже крупицы золота, но не более. Легенд об уральском золоте на этой ночве возникло много.

Здесь надо отметить, что и в произведениях некоторых писателей, посвященных эпохе Петра I, например в хронике Огаркова «Демидовы», в очерках Немировича, Зуева-Ордынца, в романе Федорова «Каменный пояс» и во многих других, имеются красочные описания, как добывали золото на Урале, как чеканил из него Акинфий Демидов фальшивые монеты и затопил Невьянскую башню, чтобы скрыть следы. Даже блестящий знаток той эпохи А. К. Толстой допустил неточность и далеко опередил события, указав в «Петре Первом», что на Урале «хочешь старайся, ищи золото - там золота, как навоза под ногами».

Золотые месторождения не были тогда известны ни на Урале, ни в других районах страны. Лишь ничтожную примесь золота удалось обнаружить в некоторых медных и свинцово-серебряных рудах, а месторождения его более двух веков при поисках оставались незамеченными! Почему? Ознакомление с деятельностью Брусницына и его предшественников поможет найти ответ на этот вопрос.