Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

А. А. Локерман Лев Иванович Брусницын. 1784-1857

Волна открытий

Начавшись с двух золотинок Брусницына, волна открытий россыпей прошла по всему миру. Добыча золота так возросла, что в короткий период все страны перешли на золотой стандарт, а серебро стало играть скромную роль разменной монеты.

Вслед за золотом выявили россыпи платины, олова, вольфрама и многих других высокоценных ископаемых. XIX век стал веком россыпей. Их роль остается значительной и в наши дни. Промывальный лоток из рук Брусницына переходит от поколения к поколению искателей. Естественно, возникает вопрос: почему же все это началось так поздно?

Ответ затрудняют огромные масштабы разработки россыпей в древнем мире. Века, получившие названия от камня, бронзы, железа, могут быть объединены в век золота - добыча его началась на заре истории, непрерывно возрастала и составила к закату Римской империи в V в. н. э. не менее 10 тыс. т. Если учесть, что к середине нашего века нечеловеческими усилиями всех поколений добыто примерно 70 тыс. т, то доля древних рудокопов -  15%! - ошеломляюще велика. Тогда на каждого человека добытого золота приходилось в два раза больше, чем, например, в XVIII в.

Объясняется это тем, что древним досталось богатейшее наследство. Академик В. И. Вернадский назвал земную поверхность царством самородных элементов. Накопление их, и в первую очередь золота благодаря его особой стойкости, продолжалось, пока не вмешалась в геологические процессы новая могучая сила - человек. Начав со сбора самородков, древние постепенно научились промывать пески и за тысячелетия накопили огромный практический опыт.

Казалось бы, этот опыт должны были использовать последующие поколения - те, кто начинал поиски в новых районах, и в частности в России. Но этого не произошло, приемы поисков и разработки россыпей оказались забытыми. В дальнейшем получила развитие только ветвь горного искусства, «ведающая» коренными месторождениями, а когда делались попытки искать россыпи, то на них переносили уже ставшие привычными приемы, пригодные только для монолитных руд. Поэтому до Брусницына песок перед промывкой толкли, не понимая, что при этом происходит сильное измельчение золота и соответственно его потеря при промывке. В монолитных рудах это наблюдается в гораздо меньшей мере, потому что кварц и другие твердые минералы как бы «защищают» золотинки. И кто знает, сколько бы еще россыпи ждали своего часа, если бы не Бруспицын? Для того чтобы найти «две особливые золотины», потребовались минуты, но им предшествовали века господства ошибочных представлений и запретов. Брусницын благодаря таланту и большому практическому опыту преодолел труднейший психологический барьер, отступил от правил, господствовавших целое тысячелетие.

У въезда в город Березовский в сосновой роще установлена памятная плита в честь открытия Ерофея Маркова. И в литературе научной и художественной ему уделено больше внимания, чем другим уральским первооткрывателям. В связи с этим невольно думаешь о том, что еще много предстоит сделать для восстановления памяти о Брусницыне. Это особенно необходимо потому, что неоднократно делались попытки преуменьшить его роль в открытии россыпей. Например, историк С. Кулибин в конце прошлого века применил такую формулировку: « ...окончательное установление в 1814 г. штейгером Брусницыным факта нахождения на Урале золотых россыпей». Делались даже попытки приписать Маркову одновременное открытие и коренного и россыпного золота на том основании, что первые золотины он увидел в наносном слое. Действительно, Марков нашел золото в обломках, но это совсем не означает, что он нашел россыпь. По обломкам найдены почти все коренные месторождения, но далеко не каждое из них сопровождается россыпью. Достаточное для практического использования накопление рудных минералов в наносах происходит лишь при медленном темпе разрушения пород, в условиях теплого влажного климата. В истории Урала было несколько благоприятных для этого эпох; их сменяли иные условия, при которых россыпи перемещались, «отрывались» от породивших их коренных месторождений. Поэтому наиболее значительные россыпи речных долин являются переотложенными и непосредственно с коренным источником не связаны.

Конечно, утверждение того, что россыпное золото стало известно в России одновременно с коренным, упрощает проблему, избавляя от необходимости разбираться, почему открытие и освоение золотых богатств страны происходили «шиворот-навыворот» и лишь после 70 лет разработки «трудного» золота обнаружили золото «легкое».

И все же согласиться с таким утверждением нельзя - оно противоречит фактам и не объясняет их. «Трудное» коренное золото нашли первым потому, что его искали привычным «визуальным» методом - по обломкам, какие видит глаз. Для поисков же «легкого» россыпного золота этот метод неприложим, а о шлиховом тогда не знали.

Историк В. В. Данилевский убедительно показал несостоятельность объединения двух независимых открытий - Маркова н Брусницына. В отличие от Маркова, случайного находителя, Брусницын – первооткрыватель в точном смысле этого слова. Его открытие – результат накопленного опыта, глубоких раздумий, целенаправленных поисков и лишь в малой мере удачи.

Несопоставимы их открытия и по своему значению - найденное Марковым коренное месторождение не представляло ничего качественно нового. Открытие Брусницына ознаменовало начало нового этапа истории горного дела н не только в нашей стране, но и во всем мире.

Поэтому более чем скромную характеристику заслуг Брусницына в Большой Советской Энциклопедии целесообразно дополнить в последующих изданиях. Брусницын не только первооткрыватель, но и пионер применения шлихового метода поисков, с помощью которого за последующее столетие во всем мире было найдено множество месторождений.

Поэтому дела Брусницына не забыты и привлекают внимание всех, кто изучает россыпи, особенно в старых рудных районах, где часто успех работ зависит от ясного представления о делах давно минувших дней и поиск обычно приходится начинать не в горах, а в архивах. Духовный облик Брусницына позволяют представить слова, которыми он закончил свои воспоминания: «Кто не может себе представить восторга, в котором я был по открытии золотопесчаной россыпи, по открытии того, что было еще неизвестно и что при покушении на поиски часто было под сомнением. О! Это такая была радость, которой нельзя передать… Я доныне, и в особенности видя теперь такое развитие золотого промысла, источники которого доставляют государству нашему огромное богатство, не могу вспомнить об открытии без особенного восторга... Надобно сказать, что ощущать такой восторг в целую жизнь доводится немногим». Действительно, такое - удел немногих!

РЕДКОЛЛЕГИЯ СЕРИИ «НАУЧНО-БИОГРАФИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»»
И ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ
ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ АН СССР
ПО РАЗРАБОТКЕ НАУЧНЫХ БИОГРАФИЙ ДЕЯТЕЛЕЙ
ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ:
Л. И. Бляхер, А. Т. Григорьян, Б. М. Кедров,
Б. Г. Кузнецов, В. И. Кузнецов, А. И. Купцов,
Б. В. Левшин, С. Р. Микулинский, Д. В. Ознобишин,
3. К. Соколовская (ученый секретарь), В. П. Сокольский,
Ю.И. Соловьев, А. С. Федоров (зам. председателя),
И. А. Федосеев (зам. председателя),
Н. А. Фигуровский (зам. председателя),
А. А. Чеканов, А. П. Юшкевич,
А. Л. Яншин (председатель), М. Г. Брошевский.

Л 73 Л о к е р м а н А. А. Лев Иванович Брусницын. 1784-1857. - М.: Наука, 1982. - 72 с., ил. - (Серия «Научно-биографическая литература»).

Льва Ивановича Брусницына называют «Колумбом золотых россыпей», что в образной форме верно отображает значительность совершенного им открытия. Этот уральский горняк в 1814 г. обнаружил первую в России золотую россыпь - и не случайно, а в результате целена прав ленных усилий, создав новые приемы поиска и разработки россыпей. Правильность этих приемов была подтверждена всем ходом освоения Урала и Сибири. Это привело к изменению самого понятия о россыпях, сделало возможным освоение бедных рудных концентраций. Открытие Л. И. Брусницына ознаменовало начало нового этапа развития мировой горной промышленности.