Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

Локерман А.А. Россыпные месторождения золота

Новый век золота

Весть об открытии в России золотых россыпей разнеслась по всему миру; в то время уже имелись возможности для быстрого распространения информации. Сенсационные сообщения журналистов о сверкающих в ручьях золотых самородках, фантастических заработках и бесшабашной гульбе старателей вызывали удивление и зависть, но истинной картины и значения событий отразить не могли. Не только журналистам, но и самим хозяевам внезапно обретенных богатств трудно было оценить реальные их масштабы и найти лучшие пути использования.

В связи с этим в 1823 г. царским указом была создана специальная комиссия для "найдения легчайших способов к дешевейшему и обильнейшему выделению золота".

Комиссии были предоставлены необычайные по тем временам права - все местные власти и предприниматели обязаны были немедленно выполнять ее решения.

К работе комиссии были привлечены лучшие специалисты и за короткий срок сделали много - определили запасы золота по всем месторождениям, составили сводную карту золотоносности Урала и на ее основе выделили наиболее перспективные районы, где сразу же развернули значительные поисковые работы. Комиссия установила систему наград не только за открытие золота, но и за улучшение методов разведки, за изобретение машин и приспособлений.

Выяснением причин вековых неудач поисков золота комиссия специально не занималась, но ее мнение очевидно из принятых решений: чтобы покончить с неосведомленностью, узаконили постоянное пребывание "в чужих краях" и, в частности, на россыпях Бразильских и Потозских русских специалистов "для верных и удовлетворительных описаний" всего нового и полезного.

Также установила комиссия обязательное обучение правильным - брусницынским приемам отбора и обработки проб, по существу, повторив все то, что предлагал Ломоносов.

Материалы комиссии, статьи специалистов, а еще больше сами результаты добычи постепенно прояснили картину. Стало очевидным - Урал и Сибирь так богаты золотом, что даже журналистам преувеличить не удалось.

Зарубежная пресса перепечатывала сведения из русских журналов обычно без комментариев. Продолжать считать россыпи экзотической особенностью жарких стран дольше было нельзя, но все словно выжидали, кто же возьмет на себя смелость отказаться от привычных представлений.

Это сделал человек, которого при жизни величали Аристотелем XIX в. Этот век был богат талантами, но такого сравнения по широте научного кругозора заслужил только Александр Гумбольдт. Более шестисот напечатанных им сочинений составляют подлинную энциклопедию естествознания. Неоценимы его заслуги в развитии астрономии, географии, геологии, ботаники, геофизики и многих других наук. Ему, неутомимому путешественнику и зоркому наблюдателю, принадлежит честь научного открытия Южной Америки. Он оконтурил вдоль западного ее побережья течение, которое теперь носит его имя. В 30 томах "Путешествия в равноденственные районы Нового континента" он дал подробное описание всех природных богатств, в том числе золотых и платиновых россыпей Бразилии и Колумбии, куда в знак особого уважения был допущен испанскими властями.

В 1829 г. он был приглашен на Урал, как крупнейший знаток месторождений драгоценных металлов и алмазов - в том году в бассейне реки Чусовой "маловозрастным промывальщиком Павлом Поповым" был обнаружен алмаз, первый в России и даже во всей Европе.

Знакомясь с тем, что было сделано на Урале, Гумбольдт в некоторой мере оказался в положении не учителя, а ученика. Русские специалисты уже накопили много сведений о строении и особенностях русловых, склоновых и террасовых россыпей, а главное, научились их искать, учитывая особенности рельефа и строения местности. На многих примерах была доказана связь коренных и россыпных месторождений.

Все это произвело на Гумбольдта большое впечатление. Во многих печатных и устных выступлениях он рассказал об этом и, по существу, признал, что изучая южноамериканские россыпи, не сумел сделать необходимых выводов. Теперь он спешил это исправить. Обобщив данные Соколова, Мамышева и других исследователей, он призвал использовать русский опыт, искать россыпи повсюду, особенно за пределами древних цивилизаций, где больше шансов, что они остались нетронутыми. Наиболее перспективными Гумбольдт считал районы, в которых видел геологическое сходство с Уралом, например Калифорнию.

К словам Гумбольдта прислушивались короли, их подхватывали журналисты, и его призыв был услышан - во многих странах начались поиски. Учиться этому искусству ехали на Урал. Роли переменились - русских специалистов стали приглашать за границу. Даже на родину золотопромышленности, по просьбе египетского правительства, в 1847 г. "для учреждения и разработки золотоносных россыпей" были посланы горный инженер Кавалевский и уральский штейгер Бородин. Им удалось обнаружить "огрехи" на полях древних разработок и возродить в Египте добычу золота в долине реки Тумат.

Аргументы, которыми Гумбольдт обосновал перспективы Калифорнии, не выдержали проверки, но... прогноз его оказался верен! В 1848 г. там обнаружили богатейшие россыпи. Свыше миллиона людей охватила "золотая лихорадка", знаменитая не только открытием огромных богатств, но и кровавой борьбой за них.

В быстром освоении калифорнийского золота заметная роль принадлежала русским горным инженерам Дорошину и другим, которые перенесли туда уральский опыт.

Не успела еще затихнуть калифорнийская "лихорадка", как началась новая - в Австралии. Там в 1851 г. были открыты такие богатые россыпи, что вскоре эта страна вышла на первое место в мире по добыче золота.

Инициатором поисков золота в Австралии был английский геолог Родерик Мурчисон, который, работая в России, выделил пермскую систему, что принесло ему мировую известность. Следовало ждать, что и дальше он будет заниматься вопросами теоретическими, но ознакомление с золотыми месторождениями Урала не прошло для него бесследно. Вернувшись в Англию, Мурчисон с неменьшей энергией, чем Гумбольдт, стал пропагандировать русский опыт, доказывать, что северо-восточная часть Австралии по геологическому строению очень сходна с Уралом, что безработным горнякам надо переселяться туда из Англии. Мурчисон уверял, что "они найдут там золото в изобилии, если будут искать его в наносной почве". Он несколько раз обращался к английскому правительству, призывал его помочь организации поисков.

Предположения Мурчисона полностью подтвердились. И бесспорно, что все это было прямым следствием событий в далекой России.

После открытия уральских россыпей словно цепная реакция прошла по всей планете - за Калифорнией и Австралией последовали открытия крупнейших месторождений на Аляске, а менее значительных не перечесть - их сотни в разных странах.

За короткий срок карта золотоносности планеты неузнаваемо изменилась, в основном приобрела свой современный облик.

Открытие крупных месторождений способствовало такому быстрому росту добычи золота, что оно стало единственной основой денежного обращения. Во второй половине XIX в. все страны перешли на золотой стандарт, а серебро сошло на скромную роль разменной монеты. Можно сказать, что в истории человечества наступил новый век золота. И началом его следует считать открытие россыпей в России - две золотинки Льва Брусницына.