Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

Локерман А.А. Россыпные месторождения золота

Золотой первенец

Искать и добывать золото и очень трудно и очень легко. Это звучит парадоксально, но реально отображает особые замечательные его свойства. Напомним о них.

Золото (атомный номер 79, атомный вес 196,96) находится в шестом периоде системы элементов Менделеева, в окружении серебра, платины и платиноидов, образуя с ними семейство благородных металлов, которые отличаются от всех других малыми ионными радиусами, наиболее плотной упаковкой атомов и высокой степенью заполнения ими кристаллической решетки, Вследствие этого благородные металлы обладают весьма значительной силой связи с внешними электронами. Все это обусловливает высокую плотность вещества (удельный вес золота достигает 19,7, спичечный коробок его весит полкилограмма!), а также химическую инертность, способность образовывать устойчивое соединение (твердые растворы) только с близкими к нему по свойствам металлами.

Поэтому золото имеет распространение в природе лишь в самородном виде, обычно с примесью серебра или же меди.

Низкая температура плавления (1063°С), малая твердость, очень высокая пластичность и упругость сделали возможной обработку этого металла еще на заре человеческой истории.

Химическая инертность и высокая делимость обусловливают высокие пределы вариации размеров золотин - от многокилограммовых самородков до коллоидодисперсных частиц, измеряемых сотыми долями микрона (самые мощные современные электронные микроскопы еще не обнаруживают нижний предел делимости золота).

Благодаря этому золото, по образному выражению академика В. И. Вернадского, "элемент всюдный", ничтожные содержания его известны во всех горных породах, почвах, растениях и животных.

Кларк золота - среднее содержание в земной коре, составляет всего пять миллиграммов в тонне горных пород, его в десятки раз меньше, чем серебра, не говоря уже о других, более распространенных металлах. По этому признаку золото среди них - карлик между великанами. К тому же золото распределено в горных породах довольно равномерно.

Миграция золота в природе
Рис. 3. Миграция золота в природе: I - геосфера (поверхностные процессы), II - биосфера, III - биогеосфера, IV - космосфера, V - геосфера (глубинные процессы)

Золото - элемент не только "всюдный", но и "сквозной". Самые древние из известных на земле месторождений - золотые. Оно встречается в породах всех возрастных комплексов.

Наиболее богаты золотом гидротермальные образования - кварцевые жилы, порожденные горячими водными растворами, выделяющимися из гранитной магмы на последней стадии ее остывания. Но и в кварцевых жилах среднее содержание золота редко превышает 10 г/т, оно в них почти всегда остается "невидимкой". Золотоносные жилы обычно тонки и круто уходят в глубь земли.

По форме их можно сравнить с кинжалом, пронзившим недра, острие которого еле-еле выглядывает на поверхности. Искать коренные месторождения золота не легче, чем иголку в стоге сена, а разрабатывать мучительно трудно из-за высокой крепости как самих жил, так и вмещающих пород.

И, тем не менее, как отметил еще К. Маркс, "золото было в сущности, первым металлом, который открыл человек"*. Высокая стойкость и тяжесть золота обусловили это.

 

* (См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 46, ч. 1, с. 118.)

Месторождения золота, как и почти всех других металлов, образуются глубоко в недрах, в условиях высоких температур и давлений. При горообразовательных процессах отдельные блоки земной коры вздымаются к земной поверхности, попадают в иные, чем прежде, условия, где господствует разрушение. Руды почти всех металлов подвергаются процессам физического и химического выветривания и сравнительно быстро превращаются в пыль, вода и ветер растворяют, уносят обломки, и месторождения исчезают бесследно. А золото везде остается самим собой. Оно лучше других сопротивляется разрушению и перемещению.

Крепчайшие кварцевые жилы превращаются в ничто, а освобожденные из их плена золотые крупинки остаются, они не уносятся далеко, погружаются на дно слоя наносов, накапливаются там.

Поэтому при разрушении первичных, коренных месторождений возникают месторождения вторичные - россыпи. Если коренную жилу сравнивать с кинжалом, острие которого еле выглядывает из недр, то россыпь можно уподобить плащу, разостланному по земле. Примерно так соотносятся эти месторождения по форме, размерам и трудностям поиска.

В россыпях иногда можно увидеть даже такую редкость, как самородки. Блестят они в ручьях, размывающих коренные месторождения. Вероятно, с таких находок и началось знакомство людей с золотом. Собирая самородки, человек постепенно научился промывать пески, и систематическая добыча золота - это доказано - началась с россыпей. В них природа уже сама выполнила самую трудную работу - раздробила скалы, отделила золото и собрала в один слой, обычно легкодоступный. Вот почему россыпи технически возможно и экономически выгодно разрабатывать даже при содержании золота в десятки раз меньшем, чем в коренных жилах.

Жилы редко обнажены на поверхности, обычно их прикрывают наносы, которые чем ближе к ним, тем сильнее "заражены" золотом. Поэтому поиски жил ведут путем опробования наносов (промывкой их), подсчитывают содержание золота и постепенно приближаются к коренному источнику, почти как в игре "холодно-горячо". Поиск россыпей обычно не требует сложного оборудования. Лопата, деревянный лоток для предварительной промывки и ковш - вот и все, что требуется для поиска и разработки россыпи.

Исходя из этих, общеизвестных теперь, истин, логично предположить, что открытие золота в России началось с россыпей. А на самом деле совсем не так! Первыми в России были обнаружены коренные месторождения.

Если учесть безлюдье Урала и Сибири тех времен, трудную доступность дремучих заболоченных лесов, плохую обнаженность коренных пород, отсутствие опыта поисков и другие причины, то не придется особенно удивляться, что счастливый случай заставил себя так долго ждать.

Если бы результат поисков соответствовал затраченным усилиям, то золото в России нашли бы еще при Петре I. Он и его помощники, бесспорно, этого заслуживали. Но в таком трудном деле, как поиски, особенно в те времена, очень велика была роль случайности. Вероятно, отчасти поэтому открытие, которое ждали веками, свершилось, когда поиски велись еле-еле, в царствование дочери Петра I.

Произошло это на Урале. Крестьянин Ерофей Марков весной 1745 г. верстах в пятнадцати восточнее Екатеринбурга (нынешнего Свердловска), у речки Березовки, как записано в его показаниях, "усмотрел наверху земли светлые камешки, подобные хрусталю, и для вынятия их в том месте землю копал глубиной в человека".

"Узорчатые каменья" - знаменитые уральские самоцветы - открыл еще в 1669 г. Дмитрий Тумашев, и с той поры слава их и цена неуклонно росли. Поэтому понятно, что Марков очень старался добраться до камней "лучшей доброты". Таких он не встретил, но увидел, что в кварце блестят крупинки, похожие на золото.

Марков обратился к мастеру-серебрянику Дмитриеву "для пробы, какой металл явится". И тот в его присутствии выплавил почти грамм золота! Решили, что надо "явиться к самой государыне для того, что за то здесь столько награждения не получить".

Сохранить открытие в тайне не удалось, Марков вынужден был указать местному начальству, где нашел золото, оправдываясь тем, что он-де не хотел напрасно говорить о находке, поэтому и отдал образец мастеру на проверку.

Асессору Порошину было приказано немедля ехать вместе с Марковым к месту находки, провести там разведку и оставить караул, чтобы никто не мог похитить богатство.

Такая предусмотрительность оказалась излишней. В яме Маркова среди песка и глины нашли лишь обломки кварца с мелкими кристаллами топаза и медной зеленью. Только эти минералы да еще "свинчак" встретили в других, вырытых поблизости ямах.

Все это золота отнюдь не заменяло, но обнадеживало - знали, что кварц и рудные минералы "за морем" золоту сопутствуют. О результатах проверки доложили в столицу президенту Берг-коллегии. Поиски было велено продолжать по присланной специальной подробной инструкции. Вероятно, ее соблюдали строго. И надо признать, что все в ней было правильно за исключением одной детали.

Напомнив, что золото часто бывает очень мелкое, невидимое, Берг-коллегия строго предписала кварц, песок и глину из каждого слоя опробовать толчением, промыванием, обжиганием.

Примерно так же ведется опробование и теперь, но результаты получают иные. Там, где тогда золота не находили, позднее его обнаружили. Почему? Об этом речь впереди, а пока следует запомнить предписанный Берг-коллегией порядок обработки проб - сначала измельчить, а затем промыть.

Руководствуясь этой инструкцией, два года трудились лучшие специалисты, в основном из числа иноземных. Изрыли весь район, проверили сотни проб - и все без пользы! И, конечно, в неудаче винили Маркова - утаил он истинное место находки.

Ждать хорошего ему не приходилось, тем более что был он из самых гонимых - раскольник, предатель истинной веры. И все же - это тоже важно отметить - горное начальство проявило дальновидность, предписало с Марковым "поступить без озлобления... дабы другим через то к объявлению руд не воспрепятствовать". Более того, Маркову велено было и впредь руды искать и обещано, что "без довольного вознаграждения оставлен не будет". Вскоре правота Маркова подтвердилась: в его шурфе все же обнаружили один "малый знак золота" и это содействовало продолжению работ.

Летом 1747 г. руководившие работами Юдин и Рюмин решили пробить шахту в глубь твердых пород на месте первой вырытой Марковым ямы, где хотя и скудно, но все же блеснуло золото. Что привело их к этому решению, неизвестно. Незадолго до этого Юдин представил рапорт о том, что "искать мнится больше не для чего". И тем не менее шахту заложили.

В наши дни такие, ведущиеся на авось разведочные выработки называют "дикими кошками". С ними связано немало открытий, и это дало повод считать их особо удачливыми.

Шахта Юдина и Рюмина - один из примеров удачливой "кошки". Пройдя наносы, искатели угодили в кварцевую жилу. Засверкало золото, да еще как засверкало!

С этого началась история русского золота. Было открыто интересное месторождение, а точнее целый золоторудный район, названный Березовским, сохраняющий свое значение и в наши дни. На площади примерно 60 км2 сейчас известно несколько сотен зон, где гранит-порфиры раздроблены, превращены в "березит"- слюдистый агрегат, пронизанный кварцевыми жилами. Их насчитывают более 70 тыс. Золото содержится не только в них, но и в "березитах", и в покрывающих их наносах.
На месте, где была яма Маркова, начал расти рудник Первоначальный. Осваивались богатства недр медленно, трудно. В конце 1747 г. сам президент Берг-коллегии Томилов доставил императрице Елизавете первое уральское золото - 31 золотник (132 г). За последующие десять лет на руднике Первоначальном сумели добыть 30 фунтов. Золото это обошлось дороже, чем покупаемое за границей, но начало отечественной золотопромышленности было заложено.

Царское правительство на организацию Березовских золотых промыслов не отпустило больших средств, отказывалось выделить горных специалистов и государственных крестьян.

Руда на Первоначальном была на редкость богатая и мизерные результаты добычи показывают, как трудно развивалось новое дело. Кварцевые жилки быстро выклинивались, исчезали, раздробленные породы часто обрушивались, путь преграждала подземная вода.

Не хватало ни специалистов, ни средств. Да и веры в успех не было. Золотоносные жилы считали тогда принадлежностью гор и находка их среди заболоченной равнины доверия не внушала, выглядели они как кукушкино яйцо, занесенное самой природой в чужое гнездо.

Лишь постепенно избавлялись от многих заблуждений, учились по еле уловимым признакам отличать "пустой" кварц от "рудного", находить и прослеживать березитовые зоны. Убедились, что здесь, под болотами, их скрыто немало.

В 1752 г. заложили еще один рудник - Березовский, а вслед за ним Становской, Небогатый, Лиственичный и другие.

Характерно, что не высокооплачиваемые иноземцы, а уральцы-практики были их первооткрывателями - мастеровой Егор Комаров, житель слободы Семен Швецов, унтер-штейгеры Кирилл Романовский и Исаак Сторожев, а также "зачинатель" - Ерофей Марков, он нашел еще две рудные зоны.

Этими открытиями была доказана золотоносность большой территории и надежность нового дела. И стало ясно, что найти золото еще не значит разбогатеть, для этого нужно пойти на риск и затраты.

После многочисленных рапортов уральского горного начальства, лишь в 1 760 г., Сенат - высший правительственный орган, решился издать указ о создании "Березовских казенных золотых промыслов", выделил средства, приказал откомандировать на промыслы со всех других уральских горных предприятий более 200 специалистов. Из разных мест пригнали 10 тысяч государственных крестьян на "золотую каторгу".

Это название народ дал промыслам не ради красного словца - условия работы и жизни были ужасающие.

В погоне за золотом почти каждый год закладывали новый рудник, их на Березовском месторождении действовало более 50. За первые 50 лет получили не так много золота, переработав почти полмиллиона тонн руды со средним содержанием 23 г/т (теперь во всем мире 10 г/т уже считают богатым содержанием).

Постепенно были сняты "сливки", отработана верхняя зона, где руда обогащена процессами окисления. С каждым годом горные выработки проникали все глубже, где крепче породы, сильнее поток воды. Поэтому, несмотря на все усилия, добыча постепенно снижалась. Нужны были новые месторождения.

Березовское золото укрепило веру в успех. Поиски предпринимались повсюду. Искали то, что уже научились находить, - коренные месторождения, кварцевые жилы.

Реальные результаты были получены только в пределах Урала, где золотые руды нашли во многих местах по обоим склонам хребта, в полосе длиной почти 700 км от р. Сосьвы на севере до р. Миасс на юге. Однако все обнаруженные кварцевые жилы оказались беднее березовских.

И оставался Урал первым и единственным в стране источником золота, а Россия по-прежнему вынуждена была его покупать. Ее доля в мировой добыче не превышала 3 %.

Так продолжалось лет 70, и специалисты считали, что на лучшее надеяться оснований нет.

И вдруг положение резко изменилось.