Лев Иванович Брусницын
1784–1857
Первооткрыватель российского россыпного золота

Данилевский В.В. Русское золото

Глава V
Открытие россыпного золота

17. Новые условия

До открытия Л. И. Брусницыным в 1814 г. способа извлечения золота из россыпей развитие золотопромышленности в России оставалось чрезвычайно ограниченным.

Добыча золота на Березовских промыслах в 1800 - 1802 гг. составляла от 12 до 17 пудов в год, а в 1813-1818  гг. – всего лишь 12-15 пудов в год.

Многочисленные места находок золота продолжали втуне лежать на огромном пространстве от pp. Ваграна и Сосьвы на севере до Миаса, Увельки и Уя на юге.

Русских рудознатцев, открывших золото в новых пунктах, можно было встретить по сысертским и уфалейским логам на восточном склоне Урала, в прикамских лесах и во многих иных местах. Золото искали и в глухих углах Сибири. Но ни крепостническое правительство, ни отдельные -крепостники не могли его взять. Отжившая крепостническая система оказывалась несостоятельной для развития даже такой отрасли производства, как золотопромышленность.

Вместе с тем на протяжении первых десятилетий XIX в. резко усилилась необходимость расширить добычу золота в России. Рост товарного хозяйства и денежного обращения на основе все более быстрого развития внутреннего рынка и усиления экономических связей с зарубежными странами придавал особенное значение прежде всего подъему производства «всемирных денег». Особенно обострилась необходимость развития золотопромышленности в связи с крупными политическими, экономическими и военными событиями, резко отразившимися на общем положении страны.

Царская Россия оказалась в экономическом отношении очень плохо подготовленной к войне 1812 года. Народное хозяйство было истощено предшествующими коалиционными войнами с Наполеоном и континентальной блокадой. Государственные финансы пребывали в полном расстройстве. Выпуск ассигнаций для финансирования войн и других целей привел к катастрофическому падению их: и в 1809 и в 1818 гг. за ассигнационный рубль давали 20 коп. серебром, а в некоторых местах и меньше.

Катастрофическое положение с финансами усугублялось огромными материальными потерями, разорением французскими оккупантами на огромной территории сельского хозяйства, уничтожением ими многих промышленных предприятий, сожжением Москвы.

В стране начался упадок крепостнической системы, шло развитие новых буржуазных отношений. Россия шла к промышленному перевороту, происшедшему в 1830-1866 гг. Начавшийся переход к капитализму придавал особенное значение развитию добычи золота.

Л. И. Брусницын, положив в 1814 г. начало разработке золотоносных россыпей, совершил выдающееся дело. Но его творчество получило огромное значение только потому, что это открытие было дано в условиях возникновения новых, буржуазных отношений в России.

Разложение крепостного хозяйства и развитие капиталистической экономики в начале XIX в. в недрах еще крепостнической империи были той базой, на основе которой началось после открытия Брусницына быстрое развитие золотопромышленности. Размеры добычи золота на промыслах возросли за 1814-1855 гг. в сто раз.

Одним из следствий процессов, шедших в стране, был новый закон о добыче золота, опубликованный накануне Отечественной войны 1812 года. Закон был принят правительством в связи с катастрофическим положением государственных финансов. Этот закон открыл полный простор для любых предпринимателей, охваченных жаждой золота.

Он дал возможность перехода к капиталистическим формам в золотопромышленности. Его составители, конечно, имели ограниченную, практическую цель – обеспечение казны золотом.

28 мая 1812 г. был дан сенатский указ «О предоставлении права всем Российским подданным отыскивать и разрабатывать золотые и серебряные руды с платежом в казну подати». Автором закона был А. Ф. Дерябин (1770-1820 гг.), один из самых просвещенных горнозаводских деятелей того времени.

Новый закон был разработан и опубликован в те дни, когда подготавливалась последняя и решающая схватка с Наполеоном, завершившая многолетний период его захватнических войн. Этот закон стал в дальнейшем одним из важных звеньев в системе экономических мер, предпринятых правительством во время наполеоновских войн, но давших практические результаты значительно позднее.

Каждая фраза и каждое слово нового закона, как и весь его текст в целом, показывают, что этот закон был диаметрально противоположен действовавшему до него указу 1782 г. о «горной свободе» только для помещиков (гл. IV).

Андрей Федорович  Дерябин
Андрей Федорович Дерябин
(1770-1820 гг.)

В законе 1812 г. даже самое слово помещик не упоминалось. Закон преследовал цель развязывания в интересах казны частной инициативы любых предпринимателей в золотопромышленности.

Закон 28 мая 1812 г. – первый русский закон, специально посвященный добыче золота и серебра, тогда как во всех предшествующих указах речь шла о добыче драгоценных металлов только попутно с другими металлами, к розыску которых призывали. В новом указе нет никаких призывов к розыску драгоценных и иных металлов, зато точно определено иное – права частных предпринимателей на добычу золота и серебра. Здесь четко и ясно было сказано новое – добыча золота и серебра отныне не будет объявляться государственной регалией.

Теперь заводовладельцы могли более не опасаться того, что находка драгоценных металлов может повлечь изъятие у них их владении, как это произошло у Акинфия Демидова с Алтаем в сороковых годах XVIII в. Заводчики отныне могли уже не предпринимать мер, чтобы стереть самую память о находках золота на их землях, как это делал Турчанинов в XVIII в.

Вот основные особенности закона о поисках и о добыче золота, принятого 28 мая 1812 г.:

  1. Составители закона, предоставлявшего всем русским подданным -право поисков и добычи золота и серебра, особенно заботились о том, чтобы он стал общеизвестным самым широким кругам предпринимателей. Его текст начинается словами: «Объявляется всенародно». Завершают текст слова: «объявить всенародно публичными указами».
    Понятно, что «всенародное объявление» было обращено не к народу, а  к предпринимателям, заводчикам, только о которых и идет речь в тексте.
  2. Впервые был определен весь распорядок взаимоотношений с правительством частных лиц, занявшихся добычей золота и серебра: «Предоставить всем Российским подданным обыскивать и разрабатывать золотые и серебряные руды с платежем в казну с добытого золота, и серебра подати натурою в количестве, равном взимаемому натурою же с выплавленной меди, и с соблюдением разделения заводчиков, на имеющих пособие и не имеющих оного».
  3. Впервые точно определили, что правительство не будет претендовать на места находок золота и серебра, а сохраняет за собой только преимущественное право на получение драгоценных металлов. В законе сказано, что после того как предприниматель заплатит «узаконенную подать» с добытого золота и серебра, казна имеет право потребовать обмен остального количества драгоценных металлов на монету, из них же отчеканенную: «заплатя с них узаконенную подать, все остальное количество, ежели казна будет требовать и ему не дозволит употребить по его собственному распоряжению, обязывается поставлять на Санкт-Петербургский монетный двор, получая за каждый золотник чистого по пробам золота и серебра предельную цену золотою и серебряною монетою, за исключением передельных расходов».
  4. Закон, точно установив, что предприниматель, занятый добычей золота и серебра, получает право на употребление их в натуре или, по требованию казны, в виде монеты, а тем самым указав, что больше и речи не будет об объявлении добычи драгоценных металлов государственной регалией, предусматривает последствия того, если «содержатель не пожелает разрабатывать новооткрытых руд, содержащих другие металлы, кроме железа и меди». В этом случае предоставлялось право казне: либо «производить разработку оных своим иждивением в ее пользу», либо эти места находки золота и серебра «отдать частному лицу, на условиях, какие могут быть тогда поставлены». Закон предусматривал, что «содержатель беспорно должен будет согласиться на отвод казне или частному лицу рудников... и потребного количества лесов, также и места для постройки завода».

Новый закон в корне менял все дело. Это было ясное и точное постановление о свободе добычи золота и серебра, свободе, доступной, понятно, только располагающим достаточно большими капиталами.

Непосредственным поводом для издания рассматриваемого закона было дело «о передаче в частное содержание отобранных у московского купца Кнауфа Златоустовских заводов».

Решая частный вопрос, Горный Совет Департамента горных и соляных дел, Совет министерства финансов, министр финансов, Департамент государственной экономии. Государственный совет и Сенат, принявшие участие в составлении закона 1812 г., дали новое общее решение проблемы, чрезвычайно важной для государства, для которого было жизненно необходимым всемерное увеличение добычи драгоценных металлов. Немедленно после опубликования этого закона частные предприниматели сделали попытки добывать золото. Но эти попытки не имели успеха до открытия возможности добывать россыпное золото.

Именно это открытие вдохнуло жизнь в новый закон о золоте.

В 1812-1813 гг. начались в России первые попытки создания частных золотых промыслов, сперва не имевшие особого успеха.

В 1812  г. Л. И. Бруоницын открыл рудное золото в дачах Верх-Уфалейокого завода Губина, где заложили рудники: Суховязский, Золотарской, «на Березовой горе», Шеминcкий и Мануйловский.

Губин не сумел использовать открытие, и все эти рудники заглохли.

В 1813 г. началась добыча рудного золота в дачах Верх-Исетских заводов А. Яковлева. 24 апреля 1814 г. «гвардии корнет» А. Яковлев сообщил в Департамент горных и соляных дел: «Верхне-Исетское заводское правление доносит мне, что из открывшихся в прошлом 1813 г. близь Нейво-Рудянского медеплавильного моего завода золотосодержащих приисков, получено всего золота самородного и в шлихах три фунта сорок семь и семь восьмых золотников». По очистке в Екатеринбургской лаборатории получили «оставленного в своем виде без сплавки – 1 ф. 82 з.» и сплавленного в слиток – 1 фунт 34 золотника.

А. Яковлев получил разрешение внести в счет подати за найденное золото «54 голландских червонцев, с дополнением серебряною – 90 коп. и медною монетою полкопейки». Из полученного в Екатеринбурге слитка Яковлев приказал отчеканить «медаль».

медаль
Медаль

На «медали» поместили имена заводчика и его жены. «Забыли» лишь упомянуть главного виновника события – того, кто нашел золото, из которого отчеканена эта медаль.

Однако сохранились сведения о том, что в то время выпадало на долю золотоискателей из народа. Н. К. Чупин сообщает: «В 1813 г. близ Верх-Нейвинского завода (округа частных Верх-Исетоких заводов) малолетняя дочь заводского жителя Катерина Богданова нашла случайно в песке золотой самородок значительной величины и принесла его заводскому приказчику И.В. Евтеф. Полузадову... Как я слышал, девочка, вместо ожидаемой ею может быть награды, была по приказанию заводского приказчика, высечена розгами, с строгим приказанием молчать о своей находке».

Однако, вопреки желанию Полузадова, истязанием Кати Богдановой за находку золота началась история первых частных золотых промыслов.

Заводский приказчик по старому обычаю боялся, что открытие золота будет пагубно для заводовладельца, но хозяин его, отлично поняв и оценив значение закона 1812 г., начал изыскивать способы наладить золотой промысел.

Времена изменились. То, что до 1812 г. скрывалось частными предпринимателями, теперь отмечалось чеканкой медали, замалчивались только имена истинных первооткрывателей верх-нейвинского золота.

Существенно еще одно обстоятельство.

Золотой самородок был найден Катей Богдановой в песках, т. е. она открыла богатую золотоносную россыпь. И заводский приказчик и его господин не поняли этой стороны дела.

В июне 1813 г. А. И. Яковлев сообщил пермскому берг-инспектору о своем намерении разрабатывать рудное золото, основываясь на том, что находка осуществлена при поисках медных руд. Н. К. Чупин пишет: «при поисках на медные руды близ… Нейво-Рудянского завода открыт золотосодержащий рудник, довольно богатый, посреди прежних работ, известных под общим названием Рудянских рудокопий... тут на 6-ти аршинной глубине добыто гнездо самородного золота в 9 кусках, составляющих весу 2 фунт. 11 1/2 золотн...». Из официальных документов видно, что в этой местности в марте 1814 г. разрабатывалось уже два золотых рудника: один, упомянутый выше, заявленный в 1813 г., Логовский, и другой, называемый Ключевским, в котором «в руде песчаного желто-бурого вида» было малое содержание золота.

Донесение правления Верх-Исетских заводов А. И. Яковлева, посланное в сентябре 1818 г. в Пермское горное правление, показывает, что оба рудника заглохли. К этому времени в Верх-Нейвинской даче было заложено 316 шурфов при поисках на золото, но успеха не было.

Не добились успеха и другие предприниматели, приступившие к поискам рудного золота на основании закона 1812 г. Чтобы права, предоставленные этим законом, не остались мертворожденными, необходимо было творчество, на которое оказались неспособными ни заводские приказчики, ни их господа, жаждавшие золота.

Это творчество оказалось посильным для простого и скромного человека из народа, положившего начало добыче россыпного золота.